Антология русского классического рассказа , выпущенная издательством "Союз" в серии "Литературный аудиоальманах".

От издателя: "Русская классическая литература — это литература, исследующая личность, сознающая ценность любой индивидуальности, но одновременно убежденная в существовании вечных ценностей. Это литература, устремленная к вечной гармонии в жизни человека, ставящая вопросы философского осмысления мира и смысла бытия. Писатели, аудиоверсии произведений которых представлены в этих сборниках, продолжают развивать в своих повестях и рассказах лучшие идеи русской классики."

В выпуске:

01. Иван Тургенев — Песнь торжествующей любви
02. Антон Чехов — Лошадиная фамилия
03. Антон Чехов — Хамелеон
04. Антон Чехов — Каштанка
05. Иван Бунин — Танька
06. Иван Бунин — Лапти
07. Иван Бунин — Антоновские яблоки
08. Максим Горький — Отшельник
09. Александр Куприн — Леночка
10. Аркадий Аверченко — Яд
11. Аркадий Аверченко — Жена
12. Викентий Вересаев — Состязание
13. Евгений Замятин — Пещера

 

От издателя: "Русская классическая литература — это литература, исследующая личность, сознающая ценность любой индивидуальности, но одновременно убежденная в существовании вечных ценностей.

Это литература, устремленная к вечной гармонии в жизни человека, ставящая вопросы философского осмысления мира и смысла бытия. Писатели, аудиоверсии произведений которых представлены в этих сборниках, продолжают развивать в своих повестях и рассказах лучшие идеи русской классики."

Содержание аудиосборника:

01. Николай Гоголь — Портрет.
02. Антон Чехов — Крыжовник
03. Антон Чехов — Душечка
04. Иван Бунин — Господин из Сан-Франциско
05. Михаил Булгаков — Похождения Чичикова
06. Аркадий Аверченко — Смерть девушки у изгороди
07. Александр Куприн — Тапер
08. Александр Аросев — Молодой мичман
09. Артем Веселый — Отваги зарево
10. Исаак Бабель — Карл Янкель
11. Иван Евдокимов — Черт рогатый

 

В аудиосборник вошли 16 рассказов замечательного русского писателя и стилиста Ивана Алексеевича Бунина. Среди них: «Роза Иерихона», «Исход», «Ночь отречения», «Преображение», «Третий класс», «Далекое» и другие.

В этих рассказах — и светлая ностальгия по ушедшим временам молодости («Далекое»), и тема расовой несправедливости («Третий класс»), и попытки осознать явление смерти («Исход»), и восторг перед силой и святостью жизни («Роза Иерихона»). «Нет в мире смерти, — утверждает автор, — нет гибели тому, что было, чем жил когда-то! Нет разлук и потерь, доколе жива моя душа, моя Любовь и Память!»

 

Михаил Осоргин. Сивцев Вражек

В центре сюжета аудиокниги Михаила Осоргина «Сивцев Вражек» история старого отставного профессора орнитологии Ивана Александровича и его внучки Татьяны, превращающейся из маленькой девочки в девушку-невесту.

Хроникальный характер повествования проявляется в том, что события не выстроены в одну сюжетную линию, а просто следуют друг за другом.

Лев Толстой. Анна Каренина

Если «Война и мир» — это «энциклопедия русской жизни», то «Анна Каренина» — это энциклопедия человеческих отношений. Это именно тот роман, который заставляет много о чем подумать и во время прочтения и после.

Многие даже считают, что нельзя в полной мере оценить гениальность этого произведения, если не было в жизни опыта создания семьи и рождения детей, опыта потери смысла жизни и обретения его, опыта смертельной обиды и прощения.

"Анну Каренину" Толстой называл "романом широким и свободным". В основе этого определения — пушкинский термин "свободный роман". Не фабульная завершенность положений, а творческая концепция определяет выбор материала и открывает простор для развития сюжетных линий.

Роман "широкого дыхания" привлекал Толстого тем, что в "просторную, вместительную раму" без напряжения входило все то новое, необычайное и нужное, что он хотел сказать людям.

По словам Ф.М.Достоевского, «Анна Каренина» поразила современников «не только вседневностью содержания, но и огромной психологической разработкой души человеческой, страшной глубиной и силой».

 

Михаил Булгаков. Мастер и Маргарита

Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина.

Первый из них, одетый в летнюю серенькую пару, был маленького роста, упитан, лыс, свою приличную шляпу пирожком нес в руке, а на хорошо выбритом лице его помещались сверхъестественных размеров очки в черной роговой оправе.

Второй — плечистый, рыжеватый, вихрастый молодой человек в заломленной на затылок клетчатой кепке — был в ковбойке, жёваных белых брюках и в черных тапочках…

Юрий Доронин работал над аудио-версией романа самостоятельно около 5 лет и еще около двух лет ушло на совместную с компанией «Парадигма» подготовку рабочего материала к выпуску. Просто невероятно, что он собрал такой великолепный актерский состав (свыше 100 человек) и проделал такой объем работы (около 13 часов записи).

Содержание аудиокниги:

Глава 01 Никогда не разговаривайте с неизвестными
Глава 02 Понтий Пилат
Глава 03 Седьмое доказательство
Глава 04 Погоня
Глава 05 Было дело в Грибоедове
Глава 06 Шизофрения, как и было сказано
Глава 07 Нехорошая квартира
Глава 08 Поединок между профессором и поэтом
Глава 09 Коровьевские штучки
Глава 10 Вести из Ялты
Глава 11 Раздвоение Ивана
Глава 12 Черная магия и ее разоблачение
Глава 13 Явление героя
Глава 14 Слава петуху!
Глава 15 Сон Никанора Ивановича
Глава 16 Казнь
Глава 17 Беспокойный день
Глава 18 Неудачливые визитеры
Глава 19 Маргарита
Глава 20 Крем Азазело
Глава 21 Полет
Глава 22 При свечах
Глава 23 Великий бал у сатаны
Глава 24 Извлечение Мастера
Глава 25 Как прокуратор пытался спасти Иуду из Кириафа
Глава 26 Погребение
Глава 27 Конец квартиры номер 50
Глава 28 Последние похождения Коровьева и Бегемота
Глава 29 Судьба Мастера и Маргариты определена
Глава 30 Пора, пора!
Глава 31 На Воробьевых горах
Глава 32 Прощание и вечный приют
Эпилог

Александр Солженицын. Архипелаг ГУЛАГ

"Архипелаг возникает из моря" — так названа глава о легендарных раннесоветских Соловках. Каковы же очертания всплывшего Архипелага? Вслед за автором мы ступаем в ладью, на которой поплывем с острова на остров, то протискиваясь узкими протоками, то несясь прямыми каналами, то захлебываясь в волнах открытого моря.

Такова сила его искусства, что из сторонних зрителей мы быстро превращаемся в участников путешествия: содрагаемся от шипения: "Вы арестованы"! , изводимся в камере всю бессонную первую ночь, с колотящимся сердцем шагаем на первый допрос, безнадежно барахтаемся в мясорубке следствия, заглядываем по соседству в камеры смертников, — и через комедию "суда", а то и вовсе без него нас вышвыривает на острова Архипелага.

Мы сутки за сутками едем в забитом арестантами "вагонзаке", мучаясь от жажды; на пересылках нас грабят блатные; в лагерях на Колыме и в Сибири мы, истощенные голодом, замерзаем на "общих работах". Если хватает сил, мы оглядываемся и видим вокруг — и слушаем рассказы — крестьян и священников, интеллигентов и рабочих, бывших партийцев и военных, стукачей и "придурков", уголовников и "малолеток", людей всех вер и народов, населявших Советский Союз.

"Пусть захлопнет книгу тот читатель, кто ждет, что она будет политическим обличением, — написал Солженицын. — Если бы это было так просто! — что где-то есть черные люди, злокозненно творящие черные дела, и надо только отличить их от остальных и уничтожить. Но линия, разделяющая добро и зло, пересекает сердце каждого человека… Линия эта подвижна, она колеблется в нас с годами. Даже в сердце, объятом злом, она удерживает маленький плацдарм добра. Даже в наидобрейшем сердце — неискорененный уголок зла".

Эта книга — о восхождении человеческого Духа, о единоборстве его со злом. Вот почему, закрывая ее, читатель, помимо боли и гнева, чувствует прилив силы и света.

 

Михаил Булгаков. Собачье сердце

Добрейший души человек, профессор Филипп Филиппович Преображенский проводит эксперимент по очеловечению милого пса Шарика. Однако эксперимент оканчивается провалом. Шарик воспринимает только худшие черты своего донора, пьяницы и хулигана пролетария Клима Чугункина.

Вместо доброго пса возникает зловещий, тупой и агрессивный Полиграф Полиграфович Шариков, который, тем не менее, великолепно вписывается в социалистическую действительность и даже делает завидную карьеру: от существа неопределенного социального статуса до начальника подотдела очистки Москвы от бродячих животных.

 

Анатолий Иванов. Тени исчезают в полдень

Книга, которая послужила основой для самого знаменитого телесериала нашей страны "Тени исчезают в полдень", впервые в аудиоформате. Потрясающий роман о великой и страшной эпохе. Не просто "семейная сага" — роман-жизнь, роман-судьба. Книга о сильных людях, незаурядных во всем — любви и ненависти, силе и мужестве…

Написан он в 1963 году, но его герои, конфликты, проблемы не могут оставить равнодушным современного читателя. Ведь в центре повествования — человек, во всей сложности его духовной жизни. Это семейная хроника, действие которой происходит в сибирском селе Зеленый Дол на протяжении более чем полувека.

История небольшой сибирской деревни Зеленый Дол стала отражением судьбы всей России и Советского Союза за 70 первых лет XX века: последние годы царской России, гражданская война, коллективизация, Великая Отечественная война, послевоенное строительство.

Наследники богатых сибирских семей Константин Жуков и Серафима Клычкова после поражения в гражданской войне белых армий и лесных полуповстанческих-полубандитских отрядов оседают с чужими паспортами в таежной деревне. Они хотят лишь переждать трудные времена, дождаться падения Советской власти, бороться с ней изнутри, ускоряя возврат прежних порядков.

Но десятилетие за десятилетием новая власть становится крепче, новые поколения рождаются и строят свою жизнь. Даже их собственные дети: Фёдор и Варя, — для которых они крестьяне Устин и Пистимея Морозовы, вырастают чужими их образу жизни и ценностям.

Михаил Шолохов. Тихий Дон

Роман, вызвавший при своем появлении бурную полемику об авторстве и удостоенный в 1965 г. Нобелевской премии, погружает Вас в колоритный, противоречивый и сложный мир казачества в период Первой мировой и Гражданской войн.

Эта широкомасштабная, захватывающая дух эпопея, в которой переплелись любовь и ненависть, жестокость и отчаянные поиски правды, верность и предательство, лирические описания природы и изображение кровавых военных сцен, входит в число лучших произведений русской классической литературы.

Словно сама жизнь говорит со страниц «Тихого Дона». Запахи степи, свежесть вольного ветра, зной и стужа, живая речь людей — все это сливается в раздольную, неповторимую мелодию, поражающую трагической красотой и подлинностью.

Разве можно забыть мятущегося в поисках правды Григория Мелехова? Его мучительный путь в пламени гражданской войны, его пронзительную, неизбывную любовь к Аксинье, все изломы этой тяжелой и такой прекрасной судьбы?