Андрей Кивинов. Хенк и Боб

В аудиокниге Андрея Кивинова «Пути господни. Хенк и Боб» — юмористический рассказ о двух горе-ворах.

История о встрече двух недалеких верзил, которые не только мыслят одинаково, но и одеваются схоже, а также о женщине, которая из связывает.

Рассказы Андрея Кивинова, как всегда, исполнены юмора и криминала.

Skotina. Записки кота Плинтуса

Уникальный в своем роде сетевой дневник, написанный от лица «капитана Плинтуса, сКота второго ранга», в виде заметок. В интернете получил известность благодаря крылатой фразе «Нассал под кресло», часто сопровождающей посты.

Кот в этих заметках довольно типичен: с удовольствием ест, спит, развлекается, раскапывая наполнитель для кошачьего туалета, кусая хозяев за пятки и вообще всячески доводя их до истерики (в частности, ежедневно писая под кресло), и искренне мучается выбором наподобие Буриданова осла, когда в доме появляется еще одно такое же кресло.

Евгений Шестаков. Пьяные сказки 2

В аудиокниге Евгения Шестакова «Пьяные сказки 2» продолжение приключений героев из сказочного государства.

При слове «реформа» всех бросает в дрожь, в бою вместо пушек обходятся матюгами и кольями, у царя случаются тяжелые приступы красноречия; где яростно ведут войну против нечистой силы, завидуют загранице, играют в футбол, а утро неизменно встречают рассолом.

Алексей Глушановский, Владимир Поляков. Улыбка гусара

В аудиокниге Алексея Глушановского и Владимира Полякова «Улыбка гусара» в начало 21 века совершенно случайно попадает гусар и вампир Аркадий Бельский.

В поисках причин исчезновения магов и волшебства в этой реальности проходит много разных приключений,пока находится ответ. Тонкий юмор и неожиданная развязка.

Миль пардон, уважаемые дамы и господа. Если вы решитесь обратить ваше благородное внимание на мое жизнеописание, кое здесь, на ваш суд представлено будет, то хочу заранее уведомить вас: писан сей труд мною, Ахтырского гусарского полка поручиком Бельским, с целью увековечивания событий достославных, со мной в начале двадцать первого века произошедших, и по просьбе подруги моей, Элен, которая почему-то на прозванье «Готесса» откликаться предпочитает.

Хочу предупредить вас заранее, что в трудах моих не найдете вы мерзости содомской, кою ныне политкорректностью именовать изволят, равно как и отношения благостного к врагам российским, космополитизмом и толерантностью обзываемыми. Засим, выражаю надежду, что мемуары мои заинтересовать вас способны. Честь имею, господа.

Эдуард Резник. Там, где нас…

Юмористическая аудиокнига Эдуарда Резника "Там, где нас…".

«Заграница — понятие географическое, как жена и любовница… Казалось бы, тот же ландшафт, те же холмы, то же плоскогорье, но этому она – своя опостылевшая, а тому – чужая желанная. Одному в ней отдыхать и резвиться, другому же пахать, пахать… поглядывая через забор и вздыхая о ненавистных для кого-то, и таких притягательных для себя не местных прелестях…»

«Заграница» – вот ключевое слово, объединяющее три юмористические новеллы в единый сборник под общим названием «Там, где нас..».

Каждая из новелл: «Шалом, Америка!», «Тутти тут» и «Там, где нас…» — своего рода сатирический очерк о забавных приключениях автора и его спутников в поездках и путешествиях по той самой пресловутой «загранице».

Сальвадор Дали. Мысли и анекдоты

Сальвадор Дали – один из величайших оригиналов XX века. Его гениальные картины известны даже тем, кто не интересуется изобразительным искусством. А его шокирующие откровения о своей жизни и изящные ироничные рассуждения о людях и предметах позволят читателю взглянуть на окружающий мир глазами великого мастера эпатажа.

Творчество и личность Дали всегда порождали немало споров, а его экстравагантное поведение и неординарность эстетических взглядов способны притягивать и отталкивать одновременно.

В этой аудиокниге собраны забавные истории, изречения, мысли, парадоксы и афоризмы знаменитого художника Сальвадора Дали (1904 — 1989), а также газетные статьи, написанные при его жизни, причем автором многих из них выступает сам Сальвадор Дали.

Долгое время эта несомненно важная и мало изученная до сих пор часть его искусства — литературное наследие — оставалась вытесненной успехом его картин, и теперь она постепенно выходит на поверхность, словно осколок подводной части айсберга.

Все это не только помогает глубже понять живопись Дали, но и заставляет задуматься над тем, где проходит граница, разделяющая шуточный вымысел и правду, фантазию и реальность.

Михаил Серегин. ДМБ 2. Самая срочная служба

Солдат спит, а служба тихо тарахтит. Хороша пословица, да только не про пятерых рядовых из химвзвода. Им поспать не удается — командование бросило их на строительство свинарника.

А это оказалось таким стремным делом, что от приключений деваться некуда: то воры на стройку нагрянут, то многопудовый хряк взбесится, то беглые десантники дадут шороху. А тут еще и девчата какие-то шустрые подвернулись. Словом, служба идет, а солдат не спит….

Примечание от исполнителя: И снова продолжаются удивительные приключения знакомых личностей в военной форме. Это вам не в забугорной армии, с ее памперсами и кока-колой с гамбергером на завтрак. Это вам не это…

Но это восполнимо, так как все это есть в книгах Серегина: написано красиво и главное соответствует действительности. Кто-то скажет — НЕ МОЖЕТ БЫТЬ, а вот может, да еще и не такое!

Андрей Загорцев. Особая группа

Кто в армии служил, тот в цирке не смеется. Эту избитую истину знают, пожалуй, все. Но разве тот, кто не служил, сможет понять настоящий смысл этого афоризма?

В книге Андрея Загорцева суровая проза офицерской жизни во время масштабных учений. Особой группе поручено выполнить специальное задание командования. Сомнений нет: задание будет провалено, привыкшими к ленивой штабной жизни офицерами.

Ведь их противник тренирован и предупрежден. Но там, где нельзя победить силой, можно включить ум и смекалку и выход будет найден из самых, казалось бы безнадежных ситуаций.

PS: Присутствует ненормативная лексика

Михаил Старицкий. За двумя зайцами

Аудиокнига «За двумя зайцами» — это комедийное произведение, которое знакомо, пожалуй, каждому аудиослушателю до последней запятой. Остроумные и смешные фразы и монологи Свирида Петровича, Прони Прокоповны, Секлиты уже стали крылатыми и прочно вошли в нашу жизнь. Но слушать прекрасное сочинение Михаила Петровича Старицкого можно снова и снова, погружаясь в комическую, иногда нелепую атмосферу жизни украинского пригорода.

Перевод Александра Николаевича Островского придал пьесе удивительную речевую колоритность, самобытность и выразительность. Кажется, невозможно ярче подчеркнуть надуманную образованность Прони Прокоповны, чем «пыльсынами» и «канахветами», которые она научилась кушать «во хвранцуцкам панционе».

Молодой повеса и бездельник Свирид Петрович Голохвостов после смерти отца получил довольно приличное наследство. Но красивая жизнь, гонка за модой, пристрастие к азартным играм и кутеж очень быстро заставили его разметать по ветру всё состояние родителя. Собственная цирюльня на Подоле не приносила дохода, так как молодой модник и вертопрах не желал работать, как его отец, и мечтал исключительно о легкой и красивой жизни.

Проигравшись окончательно, молодой гуляка Голохвостов решил быстро и с минимальными усилиями поправить своё финансовое положение и раз и навсегда решить свои проблемы. Самое удачное решение, которое созрело в ветреной голове – это найти себе невесту с хорошим приданым.

В это время и возникает на горизонте его жизни Проня Серкова – необразованная, некрасивая девушка. Прожив три месяца во французском пансионате, она возомнила себя светской барышней, которая поставила перед собой цель и родителей сделать модными, и пару себе найти по стати.

Максим Малявин. Новые записки психиатра, или Барбухайка, на выезд!

 Если мне удалось рассмешить вас первой аудиокнигой — это здорово. Если, прочтя ее, вы почувствовали, что психиатры стали если не ближе и роднее, то хотя бы понятнее и не все поголовно с прибабахом — это просто отлично. Если, познакомившись с героями баек, вы преодолели боязнь и отчуждение по отношению к нашим пациентам — моя задача почти выполнена.

Так давайте же закрепим пройденный материал, находя смешное в печальном или просто повседневном. И постараемся, чтобы психиатры уже таки стали родными. Это приказ.